3 октября 2022

Жизненный путь известного варшавского ученого Яна Нецислава Игнация Бодуэна де Куртене

Related

История здорового питания в Варшаве: когда это стало популярно?

Если спросить любого туриста, побывавшего в столице Польши, с...

Как варшавские писатели писали о чуме и других смертельных вирусах?

"Противостояние" Стивена Кинга, "Чума" Альбера Камю, "Любовь во время...

Мир флоры как панацея: как в Варшаве лечились травами в древности?

Польша славится многими замечательными вещами: богатой историей, мужественным и...

Share

Культура Польши имеет тысячелетнюю историю, она веками укрепляла национальную идентичность поляков и помогала народу пережить сложные моменты. Она никогда не переставала развиваться благодаря людям, посвятившим всю свою жизнь искусству, литературе и научным исследованиям. Для большинства польских ученых их профессиональная деятельность была чем-то большим, чем просто карьерой. Ян Нецислав Игнатий Бодуэн Де Куртене вошел в историю как выдающийся варшавский лингвист, философ, публицист и диектолог. Он смело нарушал лингвистические табу, навсегда изменил подход к языку и был творцом многих новых идей в языкознании. Ученый известен также тем, что стал первым лингвистом, признавшим право жаргона называться языком, а его трудолюбие и вера в свое дело поражают, пишет iwarsaw.eu.

Первые годы жизни будущего лингвиста

Бодуэн Де Куртене родился в небольшом городке Радзимине, что под Варшавой 1 марта 1845 или 13 марта по григорианскому календарю. Его фамилия, совсем не характерная для коренного поляка, сразу выдает в Яне Нецеславе Игнации французское происхождение. По легенде родословной ученого, он походил из древнего французского аристократического рода Куртене, берущего свое начало от короля Людовика VI.

В 1862 году будущий ученый поступил в «Главную школу», которая позже превратилась в известный Варшавский университет. Там он изучал древний индийский язык санскрит, литовский и славянские языки.Закончил «Главную школу» Бодуэн Де Куртене в 1866 году со степенью магистра и получил стипендию Российского Императорского Министерства просвещения.

Учеба и первые карьерные свершения

Совершенствовал свои языковые навыки Бодуэн Де Куртене за границей, проходя стажировку в Берлине, Праге, Вене и Лейпциге. В 1870 году Ян Нецислав Игнатий получил докторскую степень за работу по аналогии и степень магистра в Санкт-Петербурге за диссертацию о польском языке «О древнепольском языке до 15 века». Через несколько лет в жизни лингвиста наступил так называемый “казанский период”, когда он был профессором кафедры языкознания Казанского университета и в этом же городе основал лингвистическую школу. С 1883 по 1893 Бодуэн Де Куртене работал в Дерптском университете в качестве профессора.

Манера преподавания Яна Бодуэна Де Куртене очень нравилась студентам, потому что лингвист умел мыслить вслух, заставляя своих учеников думать нестандартно над тем или иным вопросом. Лингвист не был блестящим оратором, но обладал великолепной способностью быстро и доступно объяснять сложные вещи простыми словами, комбинировать и обобщать факты. Благодаря этим навыкам преподаватель смог выпустить целую плеяду талантливых, думающих студентов, каждый из которых находил достойное место в жизни.

Многие идеи Яна Нецислава Игнация носят новаторский характер и были очень непривычны для тогдашнего общества. Он стал первым ученым, обратившим внимание не только на письменный, но и устный язык, что стало толчком для развития всех последующих известных лингвистов. Бодуэн Де Куртене смог доказать, что письмо и устная речь – две кардинально разные вещи, связанные только психологически. Лингвист ввел в научное употребление понятия «графемы» и «фонемы», разделив их. Также Ян Бодуэн Де Куртене стал одним из пионеров логопедии, занимаясь «эмбриологией языка» и наблюдая за развитием речи своих пятерых детей, а результаты этих исследований он описал в работе «Наблюдение за речью ребенка». Ученый верил, что важные импульсы к изменению языка заключаются именно в речи ребенка.

Бодуэн Де Куртене как поклонник блатного жаргона

За годы своей профессиональной деятельности лингвист совершил не одно важное открытие, среди которых – доказательство того, что речь не замкнутый организм, а постоянно подвергается изменениям, развивается и даже может «подстраиваться» под ту или иную категорию людей. Бодуэна Де Куртене очень интересуют проблемы интерлингвистики, то есть смешанных языков и искусственных языков (суржика, пиджина, эсперанто и т.д.). Ученый исследовал и изучал международный плановый язык эсперанто, писал о нем научные работы и с большим интересом изучает диалекты. Ян Нецислав искренне не понимал, почему лингвисты относятся к профессиональным жаргонам с таким предубеждениями и презрением, ведь ему это казалось очень интересной темой для исследований и поводом для новых открытий.

В 1908 году в Санкт-Петербурге под редакцией и предисловием Бодуэна Де Куртене появляется книга, автором которой стал Василий Трахтенберг. Издание вышло в свет под названием «Блатная музыка», а в ее предисловии Ян Нецислав впервые назвал воровской жаргон языком. Это был очень экстравагантный шаг, но далеко не последний в карьере ученого. Готовя 3-е издание «Толкового словаря великорусского языка Владимира Даля», Куртене включает туда ряд вульгаризмов и матерных слов. Объясняет это лингвист тем, что если в языке есть то или иное слово, оно обязательно должно быть и в словаре, а решение использовать его или нет остается за читателем или носителем языка в зависимости от уровня его культуры. Конечно, такое новаторство не осталось без внимания российской националистической печати и было раскритиковано, но Ян Бодуэн Де Куртене действовал вопреки нападкам.

Выдающийся лингвист никогда не был в стороне от проблем современности, в которой он жил. Он считал священной обязанностью каждого деятеля культуры и науки иметь активную общественную позицию. Бодуэн Де Куртене не сторонился общественно-политической деятельности, публично выступает против войны, насилия, ксенофобии, дискриминации по какому-либо признаку и пишет статьи о том, что его волнует (за все годы своей деятельности ученый стал автором более 200 публицистических текстов).

Личная жизнь ученого

Многие из современников Яна Нецислава вспоминают, что он самоотверженно посвящал время своей деятельности – лингвистика была делом его жизни. Новатор ежедневно работал с 4 часов утра до 9 часов вечера. В 1918 году, когда Польша обрела независимость, ученый вернулся в родную Варшаву, где получил звание профессора Варшавского университета – здесь он проработал до самой смерти в 1929 году. В столице независимой страны борьба лингвиста с ксенофобией вызывает дружелюбное отношение интеллигенции и ненависть представителей националистических кругов. Не был Ян Бодуэн Де Куртене в почете и в Официальной Церкви, потому что был атеистом и открыто заявлял об этом обществу.

У лингвиста была большая семья и все его дети родились от второго брака с Ромуальдой Ромуальдовной Бодуэн Де Куртене, в то время как о первой его жене почти ничего не известно. Все его дети пошли по стопам отца и реализовались в сфере культуры и науки: Цезария Бодуэн Де Куртене была польским антропологом и историком искусства, София Ивановна Бодуэн Де Куртене известна как художница, сын Свентослав прославился как юрист и дипломат, а младшая дочь Эвелина Ивановна стала и преподавателем русского языка в Варшавском университете. В биографии художника упоминается, что у него был еще пятый ребенок – дочь Мария, но о ее судьбе нет достоверной информации.

Умер Ян Нецислав Игнатий в Варшаве, где его похоронили на протестантском кладбище с эпитафией «Он искал правды и справедливости».

 

.,.,.,.